автор: Каллаур Татьяна Александровна

Учитель начальных классов МОУ » СОШ № 3 им. В. Н. Щеголева»

Военная юность моей бабушки

Военная юность моей бабушки

 

« И тридцать лет, и сорок лет пройдет,

А нам от той зимы не отогреться,

Нас от нее ничто не оторвет, 

Мы с нею слиты памятью и сердцем».

( Ю. Воронов).

       Уже треть века минуло с тех пор, когда отгремели последние залпы орудий, но их раскаты гулким эхом доносятся и до ныне живущих.

      Война. Какое короткое, но грозное слово. Для одних оно связано с впечатлениями, полученными от просмотренных фильмов и прочитанных книг. А для таких, как моя бабушка, это тяжкие воспоминания  о нелегкой военной юности. Как и все, кто пережил войну, она не любила вспоминать о том далеком времени, когда жизнь казалась страшным сном.

     Сейчас моей бабушки уже нет в живых, но я никогда не забуду её доброе лицо, улыбающиеся глаза, ласковые руки. Нам ни так часто приходилось встречаться. Если же выпадали такие моменты. Это для меня и для других её внуков было неописуемым счастьем.  Бабушка Ксения радовалась каждому нашему приезду и старалась накормить нас повкуснее. Мы наперебой хватали её пироги. А вечером, если позволяла погода, всей семьей выходили ко двору.

     Как сейчас помню тот тихий летний вечер в Натальино. Мы сиди на лавочке, я прошу бабушку рассказать о чем- нибудь. Она долго смотрит в даль, словно припоминая что-то, и я впервые слышу  от неё этот рассказ, который потряс мое воображение.

     Передо мною предстает далекая белорусская деревня Будники. Как в ужасном кинофильме мелькают один за другим навсегда врезающиеся в память кадры. Вот немцы отбирают и угоняют скот. Плач, стон по всей деревне. А вот кто-то из захватчиков несет вещи, хлеб, кур. Это последнее, что можно взять  у обедневшего вмиг народа. Слышен выстрел и негромкий вскрик. Так расправляются с непокорными. А бабушка задумчиво говорит о ещё более страшном. О надругательстве над молодыми девушками. Их заставляли раздеваться и выходить на улицу, на лютый мороз. Не стало сил терпеть такие муки и люди ушли в лес.

      Страшно было идти по заросшим лесным тропинкам. В любую минуту можно наткнуться на уже успевший, разложиться труп. Жуткая картина! Но и в лесу их ждало мало хорошего. Устраивали себе жилища, рыли землянки. Питались кое- как и кое – чем. Все было разграблено немцами. Хорошо ещё, если ты с родными. Это немного придавало силы. А сколько осиротевших, бездомных детей, скитающихся, просящих милостыню?! Нелегко видеть голодного ребенка, но совсем невыносимо  увидеть то, как у тебя на глазах умирает дочь или сын. А такое случалось в ту пору нередко.

     Бабушка своими глазами видела трагическую картину гибели несовершеннолетней девушки, дочки соседки.

Это произошло зимой. Люди давно уже жили в лесу. Холод гнал их из землянок на поиски дров. Лена, так звали эту девочку, отправилась вместе со взрослыми. Когда возвращались обратно, произошло непоправимое. Лена с тяжелой вязанкой шла позади всех. Вдруг автоматная очередь прошила воздух. Испуганные люди бросились в чащу леса. Только Лена осталась стоять неподвижно. Она медленно оседала на снег. Вязанка дров сползала  с её плеч. « Мамочка! Таточко!» — услышала мать Лены. Бросившуюся на помощь дочери мать постигла та же участь. Фашист, появившийся здесь неизвестно откуда, не пощадил и её.

       Всё это видели люди, спрятавшиеся за стволами деревьев. Среди них была и моя бабушка. На этом она замолкает, так как не может больше сдерживать слез и плачет, но как- то беззвучно. Плечи её мелко вздрагивают, а рука с платочком тянется к мокрым от горьких слез глазам.

       Я стараюсь успокоить бабушку, и через некоторое время она действительно успокаивается. Мы переводим разговор на другое, но мне не забыть рассказанного.

       Да, беда пришла в каждый дом, коснулась каждой семьи. Многие не вернулись с полей  сражений. Многие умирали месяцы или годы спустя от полученных ран. Оставшиеся в живых не могут спокойно говорить о пережитом. Тяжело вспоминать о прошлом, но и забывать тоже нельзя. Я думаю, что это в большей степени относится к нам, кому предстоит жить дальше.

« И эту память,

Как бы нас не жгло,

Не троньте

Даже добрыми руками,

Когда на сердце камень – тяжело,

Но разве легче,

Если сердце – камень?»

 

                                                                               

    Автор:  Каллаур Татьяна Александровна

                                    Возраст: 39 лет